?

Log in

No account? Create an account

Военный комендант Сан - Франциско

Не сочтите меня пapaноиком, но мне кажется, что кто-то постоянно читает то, что я здесь пишу.

Previous Entry Share Flag Next Entry
Тысяча лет борьбы Руси против Жидовина и Змея с горы Сион. Часть II
aleks1966
Оригинал взят у astlena в Тысяча лет борьбы Руси против Жидовина и Змея с горы Сион. Часть II
Оригинал взят у martinis09 в Тысяча лет борьбы Руси против Жидовина и Змея с горы Сион. Часть II

Тысяча лет борьбы Руси против Жидовина и Змея с горы Сион. Часть II

«ЕГОРИЙ ХРАБРЫЙ» ПРОТИВ ЖИДОВСКИЯ ЦАРИЩА МАРТЕМЬЯНИЩА и «ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ЖИДОВИН»


     источник



«ЕГОРИЙ ХРАБРЫЙ» ПРОТИВ ЖИДОВСКИЯ ЦАРИЩА МАРТЕМЬЯНИЩА
 
Существует множеством сделанных в разное время и подчас существенно отличающихся друг от друга записей этой былины, но в самой ранней из них, сделанной Владимиром Далемсказано:
 
Выходит из той земли, из жидовския,
Жидовския, босурманския,
Царища Мартемьянища...
Святому Егорию глаголует:
"Ой ты гой оси, Егорий Харабрый свет!
Ты не веруй самому Христу,
Самому Христу, Царю Небесному..."
После долгих мучений и испытаний
Святой Егорий Харабрый свет...
Берет он свою палицу железную,
Поразил он тута царища Мартемьянища.
Потопила Егория кровь жидовская.
Кровь жидовская, босурманская:
По колена во крови стоит —
Святой Егорий глаголует:
"Ох ты гой еси, матушка сыра земля!
Приими в себя кровь жидовскую,
Кровь жидовскую, босурманскую".
Расступилася матушка сыра земля
На две стороны, на четыре четверти. 
Пожрала в себя кровь жидовскую,
Кровь жидовскую, босурманскую*.
 
В начале одной из записей этого былинного духовного стиха, впервые опубликованного Петром Киреевским, сообщается:
 
Со восточныя было стороны,
От царя иудейского,
От его силы жидовския
Прилетела калена стрела...**
 
Как и в древней «Повести временных лет» словосочетания «царь жидовескъ» и «царь июдейскъ»
предстают как взаимозаменяемые. В одном из поздних вариантов  «Егория Храброго» (запись А.В. Маркова, 1903 год) звучит слово  «удоньский». Возможно, один из сказителей плохо расслышал  из уст своего предшественника слово «иудейский»:
 
Выходил тут Ёгорий в Святую Русь.
Он хватил тут собаку удоньскаго царя
За его-то волосы проклятыя,
Тряхнул о землю и отмесьтил ёму ретиво серьце.
 
Похожее изменение есть и в былине «Илья Муромец и Жидовин». В записи 1840-х годов, впервые опубликованной Петром Киреевским, о враге Ильи сказано, что он явился «Из этой земли из Жидовския». А в записи сделанной в конце 1890-х годов А. В. Марковым (№ 98), тот приезжает «Да из той жо из земьли-то из Задоньския».
 
Эту замену можно толковать как простую ошибку сказителя либо как осознанное преобразование: вместо «жидовской» сказитель говорит о «задоньской» - «находящейся за Доном» (центр Хазарского каганата находился именно за Доном).
 
Наконец, еще показательная замена. В поздней - конца XIX века - записи «Егория Храброго» (А.В. Марков, № 24) «царь жидовский» заменен «тотарьским». Здесь Егорий говорит:
 
Я пролью-то, пролью-то кровь тотарьскую,
Отьсеку у тя тотарьску-ту твою голову...
 
Кому это было выгодно при активной эмансипации в конце XIX века – догадаться не сложно.
 
До сего времени былины изучались не как наиболее ранний и вполне «самостоятельный» исторический источник, а как некое «приложение» к летописям. При этом в былинах обычно стремятся найти то, о чем сообщает более поздний источник – «Повесть временных лет». Остаётся надеяться, что былины начнут изучать как более ранний, нежели летописи, и совершенно самостоятельный источник.
 
И именно с этой точки зрения обратимся к былине -
 
 
«ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ЖИДОВИН»
 
Это поистине гениальное произведение, записанное в 1840-х годах в Архангельской губернии, после 1917 года подверглось изгнанию. Даже видный исследователь народного творчества Н.П. Андреев (1892–1942) при издании в 1938 году антологии «Русский фольклор», который не мог вообще отказаться от публикации этой прекрасной былины, не имел возможности и напечатать ее целиком, вынужденно изъяв фрагменты, где речь шла о «Жидовине»[17]. 
 
Впервые в послереволюционное время это творение появилось в печати только в 1958 году, в составленной А.М. Астаховой антологии «Илья Муромец», изданной небольшим тиражом для научных сотрудников. Былина стала доступна для массового читателя  только в 1986 году. В.И. Калугин всё же сумел опубликовать её в Москве в сборнике «Былины» тиражом в 300 тысяч экземпляров[18]. 
 
В 1991 этот сборник был переиздан. Но в школах эту былину, как и былину про «Добрыню Никитича  и Змея с горы Сион», не изучают. Подавляющее большинство русских людей ничего не читало и не слышало про освободительную борьбу русского народа против «жидовин». Правящий  режим не позволяет, что бы русские брали пример с Ильи Муромца и Добрыни Никитича. Вместо этого в школах детям преподают то, как «хоббит Бильбо идет воровать золото у дракона Смога».
 
В русской же былине речь идет об отстаивании свои земель -
 
Под славным городом под Киевом,
На тех на степях на Цицарских
Стояла застава богатырская…
Один из «братцев» этой заставы,
Добрыня Никитич езди ко синю морю…
В чистом поле увидел ископоть [след копыта] великую,
Ископоть велика – полпечи…
…Из этой земли из Жидовския
Проехал Жидовин могуч богатырь…
 

И Добрыне поручают настичь и победить Жидовина (который, понятно, воплощает в себе всю мощь Хазарского каганата). Но когда этот «могуч богатырь» начал битву с Добрыней,
 
Сыра мать-земля всколебалася,
Из озер вода выливалыся,
Под Добрыней конь на коленцы пал.
Добрыня Никитич млад
Господу Богу возмолится
И Мати Пресвятой Богородице:
– Унеси, Господи, от ахвальщика, —
Под Добрыней конь посправился,
Уехал на заставу богатырскую…


Характерно, что упомянутый нами выше Ю. Бруцкус, говоря об изображенном в былине поражении Добрыни, умалчивает о последующей, воспетой в этой былине битве Ильи Муромца, закончившейся победой над Жидовином. Это было тяжкое сражение; русский эпос нисколько не преуменьшает силу и опасность врага:

 
И теперь уже
Говорит Илья Муромец:
- Больше некем аменитися,
Видно ехать атаману самому. 
Бились, дрались день до вечера,
С вечера бьются до полуночи,
Со полуночи бьются до бела света.
Махнет Илейко ручкой правою, —
Поскользит у Илейка ножка левая,
Пал Илья на сыру землю:
Сел нахвальщина на белы груди,
Вынимал чинжалище булатное,
Хочет вспороть груди белыя,
Хочет закрыть очи ясныя,
По плеч отсечь буйну голову…
Лежит Илья под богатырем,
Говорит Илья таково слово:
– Да не ладно у святых отцев написано,
Не ладно у апостолов удумано,
Написано было у святых отцев,
Удумано было у апостолов:
«Не бывать Илье в чистом поле убитому»,
А теперь Илья под богатырем! —
Лежучи у Ильи втрое силы прибыло:
Махнет нахвальщину в белы груди,
Вышибал выше дерева жарового,[Рослого, высокого]
Пал нахвальщина на сыру землю,
В сыру землю ушел до-пояс.
Вскочил Илья на резвы ноги
Сел нахвальщине на белы груди…
По плеч отсек буйну голову…

 
 
Каждый русский человек должен помнить, что Илья Муромец официально был канонизирован в 1643 в числе 69 угодников Киевско-Печерской лавры. Русское воинство считает святого богатыря своим покровителем. Между прочим – именно после этого очевидного подъема Русского национального самосознания, уже через полтора года (летом 1645 года) царь Михаил Романов скончался от «водяной болезни неизвестного происхождения» в возрасте 49 лет.  
 
А через десять лет упорного подрывного труда, игры на тщеславии недалекого Алексея Михайловича (через посулы ему «Константинопольского трона») и «папоцезаризме» патриаха Никона, в Русской Православной церкви был спровоцирован и Раскол. 
 
Но это уже другая история…  
 
На последок хотел пожелать читать Русские былины нашим детям, а нам самим – больше книг об истории Руси и Русского Слова. Ведь кто владеет прошлым, тот владеет и будущим
 
___________________
Использовались материалы Вадим Кожинов, «История Руси и русского Слова (Опыт беспристрастного исследования)». М., Алгоритм, 1999, 480 с, а так же:

[*] А.Н. Афанасьев, «Народные русские легенды», Новосибирск, 1990, с. 65, 69

[**] «Голубиная книга. Русские народные духовные стихи ХI-ХХ веков», М., 1991, с. 85

[17] «Русский фольклор», Н.П. Андреев, М.-Л., 1938, с. 190-191

[18] Былины, М., 1986, с.122-129



ПРИЛОЖЕНИЕ ([Прозаический пересказ] // Былины: В 25 т. / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом), СПб.: Наука; М.: Классика, 2001 (Свод рус. фольклора), Т. 2: Былины Печоры: Север Европейской России, 2001, с. 425—426):
 
«ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ЖИДОВИН»
 
Были там, конечно, и другие богатыри. 
 
Стал Илья говорить своим товарищам: «Вот живем мы на Руси, богатыри, и не имеем своего заповедного луга, где без спросу атамана никто не смеет проехать».

Выбрали тогда богатыри заповедный луг, где нельзя никому проехать без спросу атамана и без его разрешения. Там были: И‹лья› М‹уромец›, Д‹обрыня› Н‹икитич›, А‹леша› П‹опович›, Васька Долгополой и Гришка боярский сын. Выбрали они атаманом И‹лью› М‹уромца›, а есаулом — Д‹обрыню› Н‹икитича› и стали охранять свой заповедный луг.
 
Однажды все разошлись: все богатыри по разным сторонам. Илья приходит проведать свой заповедный луг. И как раз посередине луга какой-то богатырь проехал. Копытами коня были вырыты такие следы, что вроде погреба. Подъехали туда же другие богатыри. Стали решать, кого послать в погоню за этим богатырем. 
 
Решили послать Гришку боярского сына. Уже Гр‹ишка› боярский сын налаживался садиться на своего коня, как Илья и говорит: «Правильно ли мы рассудили? Сын боярина, он очень хвастливый. Хотя он догонит врага, но увидит, что у него и конь и доспехи плохие, — и начнет хвастаться. А в ту пору противник может его убить». И отложили его.
 
Решили послать Ваську Долгополого. Стал собираться Васька Долгополой. Не успел он сесть на коня, как Илья и говорит опять: «Правильно ли мы рассудили? Выбрали гонцом неизвестного богатыря. Я думаю, что это неправильно. У Васьки Долгополого пола длинная. В бою попадает пола под ногу, упадет он, а противник убьёт его». Остановили Ваську Долгополого.
 
Выбрали тогда Алешу Поповича. Тот тоже собрался, уже садился на своего коня, но не успел уехать. Илья опять говорит: «Правильно ли мы выбрали гонца? По-моему, так неправильно, потому что поповский сын шибко завидливый. Хотя он и догонит богатыря, да может отпустить богатыря за откуп, а не то позарится на хорошую одежду, сбрую и упустит богатыря». И его отложили, оставили. 
 
Илья и говорит: «По-моему, есаула надо послать, Д‹обрыню› Н‹икитича›». И есаул Добрыня Никитич сел на коня и поехал гнаться за неизвестным рыцарем. Конечно, он долго гнался за ним. В конце концов увидал, что едет богатырь окол моря, копьем в облаках играет. И стал кричать Д‹обрыня› Н‹икитич›: «Стой, говорит, почему ты нарушил закон?! Без разрешения атамана, без никакой платы по нашему лугу поехал». 
 
Богатырь услыхал и повернул коня. Так быстро повернул, что земля закачалась, море заволновалось, птицы выше облака поднялись, а звери на самые вершины гор убежали, а рыбы в самую глубь опустились. А у Д‹обрыни› Н‹икитича› лошадь на бок упала. Поднял Добрыня своего коня, садился в седло и без оглядки убежал. Приехал к своим товарищам. И спросил у Д‹обрыни› Н‹икитича› Илья: «Ну, говорит, есаул, как ваши успехи?» Рассказал все Добрыня, что случилось с ним. «И не дай Бог, — говорит Добрыня, — за ним гнаться никому!»
 
Тогда Илья оседлал своего коня, садился на него и поехал в погоню. Долго пришлось Илье гнаться
за неизвестным богатырем. Увидел Илья богатыря около моря и стал кричать: «Стой, говорит,
поговорим!
». 

 
Богатырь, как раньше, вернулся — вся земля закачалась и море заволновалось, птицы выше облака полетели, звери на вершины гор убежали, рыбы ко дну ушли. Но Илья не испугался, встретил того богатыря и, не спросив друг дружку, ударились они своими железными палицами. Так они ударяли, что булатные палицы отломились, копья согнулись до негодности. Бились они на конях врукопашную, кони пеной у обоих покрылись, как снег белые стали, а богатырские руки всё еще не устали. Слезли тогда они с коней и начали бороться пешими. Двенадцать суток боролись. Так как Илья ‹тридцать› лет калекой лежал, левая нога у него послабее была — спотыкнулся и упал Илья вниз.

Неизвестный богатырь на грудь ему лег. Илья и думает: «В святых правилах неправильно же пишут. Там написано, что Илье в битве смерти не будет, а смерть приближается!» Подумал это Илья, собрал все силы и сбросил богатыря с себя вверх шесть саженей. Богатырь упал в сторону. Прижал его Илья к земле и стал наверху. «Скажи, говорит, какого ты рода, какого племени и какого вероисповедания?» А неизвестный богатырь и говорит: «Если бы я наверху был, — сказал бы тебе, какого я роду».
 
Два раза спросил Илья: а богатырь не отвечает. На третий раз Илья и говорит: «Ну, говорит, скажи, кто ты такой?» Неизвестный богатырь и сказал: «Я, говорит, у Жидовинихи, сын Жидовин». 
 
— «Покоришься али нет?» — говорит Илья. «Я, говорит, лучше смерть приму, а не покорюсь».
Отрубил тогда Илья ему голову, вынул из груди сердце, взял у Жидовина голову, одел ее на острый конец своего копья, сел на коня и поехал к своим товарищам. Приехав к своим товарищам, стал Илья хвастаться: «Вот, говорит, атаман не так зря сходил, как есаул в штаны наклал. Голову врага на штыке принес!»
 
После этого все богатыри разошлись по разным сторонам, бросили свой заповедный луг.