?

Log in

No account? Create an account

Военный комендант Сан - Франциско

Уверенность придаёт не пистолет, а контрольный выстрел!

Previous Entry Share Next Entry
Прощай, молодость, здравствуй, молодость
aleks1966



1.Прощай, молодость, здравствуй, молодость
2.Почему с возрастом умственные способности человека развиваются?(«Fact»)

---1.Еще вчера моду упрекали в том, что она навязывает молодость и стройность. Что стареть — это почти непристойно. Хуже только если толстеть. Ложись под лазер, скальпель или к тетке, в глушь, в Саратов. Теперь же возраст в цене и моде. Книжки про то, как стареть правильно, строчит Америке ее главный эксперт по домашнему хозяйству — от устройства свадеб до выбора наволочек — Марта Стюарт. Обратно в профессию поперли старухи модели лет тридцати-сорока. Седовласые пары рекламируют дизайнерскую мебель. Одна из бывших моделей и женщина с безупречным вкусом Инес де ла Фрессанж учит: никакого ботокса, а побольше рок-н-ролла, к морщинам надо надевать не кашемировые двойки и жемчуг, а кеды "конверс". Другая француженка с безупречным вкусом — дизайнер Изабель Маран смело показывает миру седину и выпускает в коллекции вязаные кофточки с цветной совой, как бы говоря, что не только рок-н-ролл, но и детский сад теперь можно. Пиковая дама Диана фон Фюрстенберг выпустила свои морщины самой первой, к ним уже привыкли.

А вы помните, как все невинно начиналось? Сначала в моду вошли концерты старых рок-музыкантов, ботинки и куртки из состаренной кожи. Теперь вот из состаренной кожи модно носить лицо.

У кого нет, крутятся как могут. В дорогом берлинском магазине оптики мне рассказали, что молодые бизнесмены дружно кинулись заказывать очки с простыми стеклами — чтобы выглядеть постарше.

Всеобщая суета понятна. Стрелки часов сбесились. Социальный возраст сдвинулся как минимум на десять лет: чем его не обуславливай, рождением ли первого ребенка или окончанием университета, нынешние пятьдесят это былые сорок, а тридцать — прошлые двадцать. Так что те, кому сейчас двадцать, могут вообще лазить по деревьям и плеваться жеваной бумагой. А в восемьдесят опять наступает десять. Если еще хватает энергии и не одолел маразм, многие с облегчением напяливают долгожданные розовые колготки, зеленые сандалеты, стрекозиные очки: теперь наконец-то снова можно все (в этот момент окружающие и начинают ошибочно подозревать у вас маразм).

В Европе людей зрелого возраста больше, чем молодых, а стариков — больше, чем младенцев. Плавно набирает высоту демографическая волна пожилых, и тот, кто первым ее оседлает, сорвет немалый куш. Это во-первых. Потому что, во-вторых и главных, те, кому полтинник и выше, и те, у кого больше всего свободных денег на собственные прихоти — одежду, дизайнерскую мебель, рестораны, путешествия, это одни и те же люди. Возможно, молодые профурсетки и украшают подиумы, но рулят фирмами и правительствами дамы с возрастом и внешностью хорошо еще если Хиллари Клинтон, а то ведь и Ангелы Меркель. А если покупаешь квартиру или дом и среди претендентов объявилась пожилая чета, все, гаси огни и отползай: состязаться бесполезно, они перебьют цену наверняка. Любимая книжка барышень "Унесенные ветром", и та вывернулась наизнанку; не модно больше повторять за Скарлетт ее знаменитое "Я подумаю об этом завтра", куда актуальнее теперь поучение капитана Батлера: главное — это понравиться старухам. Потому что возраст — это власть. Возраст — это деньги. Статистика подсчитала, что жить стали дольше, жить стали веселее. "Смешон и ветреный старик, смешон и юноша степенный" были двести лет назад. Теперь юноша степенный опутан выплатами по кредиту на образование, на первую квартиру, на первую машину, да и то если у него вообще есть работа, например официантом. А толпы ветреных стариков зажигают на круизных лайнерах, рассекают на Porsche, блуждают рассеянным взглядом по вешалкам в бутике Prada, ведь надо же что-то надеть на вечер в оперу.

На европейский взгляд богатые и старики — это почти синонимы. На русский взгляд богатые европейские старики выглядят как-то потусторонне, а потому жутковато. Как будто пытаются восполнить свои тела, деформированные кислородным окислением, гравитацией и изнашиванием митохондрий. Нет больше гладкой кожи? Есть гладкость сумочки Hermes и надежная мягкость кашемира. Не блестят глаза? Зато блестят бриллианты. Утраченную быстроту и силу мышц заменит мощность Mercedes. Словом, паноптикум в духе Гойи. Что и говорить, богатая старость — это чрезвычайно не русский феномен.

В России изнашивание физической оболочки почти всегда равно изнашиванию социальной. Это у нас молодые секретарши копят на бриллиантовые серьги. Молодые менеджеры берут кредит на новый BMW. А все, вместе взятые, тратят деньги на дорогую обувь, одежду, сумочки, путешествия, хотя при этом живут в съемной квартире. Танцуй, пока молодой. Пенсия — это миф, оттуда еще никто не возвращался. Женщин это касается на еще более ранних подступах. Когда 43-летняя режиссер Дуня Смирнова вышла замуж за 57-летнего Анатолия Чубайса (по европейским меркам вполне себе возрастной мезальянс), то было ощущение, что женщины России готовы справлять дату их свадьбы вместо Восьмого марта: благая весть о том, что есть жизнь и после сорока лет, нуждается в ежегодном напоминании. На европейский взгляд порождениями сна разума выглядят как раз наши молодые.

И это — а вовсе не только привычка российских олигархов тратить не считая — причина повышенного интереса мировой модной и глянцевой индустрии к русскому рынку. Так же как и к арабскому: арабская культура помешана на том, что вещи должны выглядеть новыми (все прочее просто вытекает из этого постулата: например, что может выглядеть новее, чем лакированное и блестящее?). Так же как и к азиатскому: буддизм учит, что вещи с трещинами, изъянами, дырками, приносят несчастье. Иными словами, мода любит не тех, кто в ней разбирается, кто умеет сочетать седину с кедами. А тех, кто умеет выбрасывать, будь то старый свитер или поизносившаяся супруга. Выбрасывать, чтобы, конечно же, освободить место для моды нового сезона! Иначе какой смысл.

Можно, конечно, углубиться в вопрос еще на один виток и добавить, что нынешнее внимание европейской и американской моды к зрелости, даже старости — это попытка заскочить в уходящий поезд. Мода была не всегда. Моды, например, не было в XVI веке, когда платье шили год и передавали детям по наследству. Она родилась в середине XVIII века, набрала обороты вместе с техническим прогрессом XIX столетия, открывшим анилиновые красители и швейную машинку, и превратилась в себя саму нынешнюю — с обновлениями коллекций раз, потом и два раза в год — только в ХХ веке. Веке модернистского искусства и модернистского мышления. Искусства, которое старалось бежать впереди паровоза и быть вечно молодым, пока не выдохлось окончательно. Теперь никто не знает, что делать, как надо, куда бежать и бежать ли вообще. Снова наступило время, а с ним вернулось понятие возраста.

Никто не говорит, что будет легко. Раз я покупала коньяк в Осло. Алкоголь в Норвегии продается в специализированных магазинах под опекой государства. Раньше они вообще напоминали аптеку. Теперь провизор сидел за кассой. Он подтянул бутылку к себе и строго попросил меня предъявить удостоверение личности: лицам моложе двадцати одного года крепкие напитки не продают. Я могла быть счастлива весь день и даже потом еще, но уже короткими вспышками. Неумолимый страж трезвости вознаградил меня за все, что делает жизнь почти невыносимой: за фитнес, за витамины, за рыбий жир по утрам, за бойкот сластей и хлеба, не говоря о табаке и алкоголе. Я укладывала бутылку. Очередь меж тем двигалась, приближая меня к истине. Доказательств, что она старше двадцати одного года, этот кассир строго требовал у всех дам, у кого еще имело смысл не спрашивать пенсионное удостоверение. Но и совсем ветхих старух не обходил. С одной он даже заговорил по-французски, она хохотала. Это был какой-то неистовый дамский угодник. Просто-таки сорвавшийся с цепи донжуан! Прекрасен, впрочем, был и один стюард на входе в самолет из Лондона. Он всех пассажирок приветствовал на разный лад — бросив мгновенный взгляд, безжалостно сделав выводы, молниеносно отнеся в соответствующую категорию. Его интерес к пассажиркам, незнакомым, ничем ему не полезным ни сейчас, ни в будущем поражал страстью и бальзаковской остротой взгляда. Категорий было три: "здравствуйте, мадам", "доброе утро" (полная катастрофа) и "добро пожаловать". Все пассажиры-мужчины были просто "привет".
Словом, всегда найдется кто-то, кто бескорыстно напомнит тебе, который час.

Можно понимать про себя все, мудро водить знакомства (как говорила Лиля Брик: дома среди своих я молодцом, а если пойду к балеринам, то сразу почувствую себя старой лахудрой), мои года — мое богатство, можно одеваться у Изабель Маран и носить кеды и даже знать, что у магазина тебя, допустим, ждет свой Porsche, летом — круиз, вечером — мишленовский ресторан, а малолетки пусть себе надеются на чаевые. Можно даже и не хотеть выглядеть, как будто тебе двадцать; в двадцать лет я, например, была чучело чучелом. Можно прекрасно помнить, что вообще-то юность — время довольно нелепое, если не сказать жалкое: ничего не понимаешь, ничего не умеешь, в голове белиберда. Повторить? Спасибо, не надо. Но выглядеть-то все равно хочется моложе, чем ты есть.

Вот почему юные модели никуда не денутся ни из Vogue, ни с любых других глянцевых страниц, ни с подиумов. Вечные студентки. Девушки в цвету. Слегка похожие друг на друга, так что кажется, что это всегда одни и те же, просто в слегка видоизмененных туалетах, прическе, макияже. И в этом весь смысл.

Потому что они нынешние античные боги. Вечная юность — она и есть вечная жизнь. О том, что христианская культура в кризисе, а наступило черти что, по-видимому, новое язычество, уже и талдычить всем надоело. Ну боги так боги. Как положено. Вечно юные, юные, юные. Вечно прекрасные. Слегка нетрезвые, с дурацкими историями и запутанной сексуальной жизнью. Короче, студенты.
---2.Как ни странно, это понятия не возрастные, а стилевые, поведенческие, экзистенциальные. Все это есть у нас в наши студенческие годы, но никуда не девается и потом. В конце концов, всем известно, что ленимся мы только в детстве, а чем мы взрослее, тем нам больше хочется учиться. Наша истинная молодость все вернее расходится с цифрой в паспорте. Строго говоря: чем мы старше, тем моложе.

Культ молодости, здоровья и красоты, настойчиво введенный глянцем и модой, странно повлиял на женщин. Скорее помог им, чем помешал. Он оказался не репрессивным, не унижающим, он просто научил их быть молодыми в любом возрасте.

Раньше в этом были кокетство (помните "Театральный роман": "Когда вы родились?" — "Я родилась в мае, в мае!") и спрятанный страх (вроде слишком уж поэтического бега времени). Теперь время проходит быстрее, но страх перед ним куда-то исчез. Есть спокойная уверенность в том, что молодость никуда не денется, ну а если понадобится, ее принесут обратно если не кремы, так новая любовь.

Примеров сколько угодно. Наталия Водянова выглядит так, как будто бы она ребенок, но ребенок, имеющий взрослых детей. Кинозвезды стареют относительно себя самих, но остаются молодыми, пока живут и играют. Их зрители тоже молоды, пока помнят их молодыми. Юные актриски стареют быстрее голливудских икон.

Молодость распространилась на огромную часть нашей биографии. Женщина молода в 17 лет, это верно. В 20 лет, разумеется, тоже. Наступают критические 30 лет, о которых она раньше думала, что так долго не живут. А там 40 и 50 — далее везде, и обретенная свобода обращения с собой, своим телом и своей биографией, о которой даже не задумывались женщины бальзаковского возраста. Того самого возраста, в котором сейчас только и начинается настоящая жизнь.

Никогда не задумывались о том, как странно жить в компании сверстников, тем более погодков? Такое происходит с нами всего дважды в жизни — в школе и в институте. Это очень существенные моменты, когда мы понимаем, что важнее всего не то, чем мы отличаемся от других, а то, чем мы на них похожи.

Вот мы все учимся на одном курсе. У нас общие преподаватели, общие учебники, общее кино, общие игры и программы на одинаковых айфонах, которым тоже нужны бесконечные одежды. Потому что на самом-то деле эти вожделенные телефончики — либо то, либо другое, либо белое, либо черное, другого не дано. Нынешняя идея эппловских маркетологов наштамповать цветных айфонов выглядит возмутительной попыткой угнаться за модой там, где мода состоит в единообразии.

Наша выигранная борьба со школьной и тем более университетской формой (не было ничего сексуальнее советской школьной формы) привела к проигрышу. Мы напрасно потеряли некий общий знаменатель, который как раз и позволял понять, в чем же мы особенные, единственные, уникальные.

Недаром так популярны фотографии девушек в армейской форме — одинаковый прикид позволяет им выглядеть разными. Длина юбки, высота каблука, поднимающая их над мужчинами, джинсы или леггинсы, рисующие их полуголыми, или шорты, открывающие максимум,— все это неважно, потому что всего этого здесь просто нет. А важны волосы, глаза, улыбка, важно то, чего не купишь. То, что делает женщину особенной. И если она это знает, то может сохранить это навсегда и не меняться в угоду новому платью, а, наоборот, заставлять его служить себе и своей постоянной молодости.
---2.Ученые из Массачусетского технологического института (США) выяснили, что некоторые части мозга с возрастом начинают работать только лучше и на какой возраст приходятся пики различных способностей.

По словам ученых, в 18-19 лет человеку лучше всего удается обработка информации, в 25 отлично работает кратковременная память, в 30 — улучшается память на лица. В 35 кратковременная память начинает ухудшаться, зато в 40-50 обостряется способность оценивать эмоции. А после 60-70 человек может все больше полагаться на «кристаллизованный интеллект», объединяющий опыт и знания, полученные на протяжении всей предыдущей жизни. Также усиливается способность эффективно этим интеллектом пользоваться.

К такому выводу ученые пришли, анализируя результаты тестов и экспериментов, проводившихся на сайтах gameswithwords и testmybrain. В общей сложности их прошли около 3 млн. человек. Для того чтобы определить, что является причиной такого разброса в повышении и ослаблении способностей, потребуются дополнительные исследования. Возможно, на результаты влияют генетические изменения или изменения, происходящие в мозге.

Это исследование подтверждается результатами более раннего эксперимента, проведенного сотрудниками Медицинской школы Маунт-Синай (США). Он показал, что у пожилых людей ничуть не ухудшается долговременная память, а лексикон, эмоциональный интеллект и социальные навыки обогащаются.



Из сети