aleks1966 (aleks1966) wrote,
aleks1966
aleks1966

Жизнь русских в Киргизии, "Эхо Москвы", 18.06.2013

Слушать online
Скачать mp3 - 10.1Mb (зарубежка)
Гости:Любовь Ардамина, зампред Бишкекского Городского Кенеша (по телефону)
Ведущие: Наргиз Асадова, ведущая "Эхо Москвы"
Н.АСАДОВА: У микрофона Наргиз Асадова, всем добрый вечер. Передача - «Лингвафранка», мы ее делаем совместно с сайтом «ПабликПост», где вы можете прочитать блоге и тексты наших соотечественников, посвященные той или иной стране.
Сегодня мы говорим про русских в Киргизии, или Кыргызстане, как правильно теперь называть эту независимую страну. Вы можете прочитать прекрасный текст Аркадия Дубнова, который не по наслышке знает эту страну, много там бывал, продолжает туда ездить, является одним из главных аналитиков по Средней Азии в России и во многом я буду пользоваться его текстом, когда буду рассказывать про русских в Киргизии.
Пойдем по порядку – немножко истории. Русские в Киргизии появились массово в первой-второй половине 19 века, когда в 1860-х гг., часть киргизских земель была присоединена Российской армией к Российской Империи. Как водится, российский царь стал отправлять туда переселенцев и забирать у киргизов лучшие плодородные земли, и передавать поселенцам.
Разумеется, это вызывало негодование местного населения, аборигенов, и самое кровопролитное восстание произошло в 1916 г., когда киргизы выступили против мобилизации в Русскую армию во время Первой Мировой войны. В 1867 г. северная Киргизия была включена в состав Семиреченской области России, а позже в состав Сыр-Дарьинской и Ферганской областей.
По поводу статистики, очень интересно – если брать абсолютные цифры, то самое большое количество русских в Киргизии проживало на момент распада СССР в 1989 г. - их было почти миллион, что составляло 21% от общей численности населения Кыргызстана. Но если мы берем процентное соотношение, то самое большое количество русских проживало в Киргизии в 1959 г. – тогда их было 30%, хотя в абсолютном значении их было 623 тысячи.
Объясню, - в советские годы у киргизов была высокая рождаемость, а доля русского населения в процентном соотношении колебалась.
Подавляющая часть русских проживала и проживает на севере республики, в столице, Бишкеке, это и сейчас преимущественно русскоязычный город, в Чуйской области и на Иссык-Куле, прекрасном озере.
Я несколько раз была в Киргизии, у меня никогда не было проблем говорить по-русски в столице. Я не путешествовала по этой стране, но могу сказать, что русский там знают все люди, которые мне встречались.
Эмиграция. За годы независимости отъезд русских из Киргизии, как и везде в Центральной Азии, был массовым. На сегодня - берем данные переписи населения 2011 г. – русских в Киргизии 394 тысяч, это чуть больше 7%. По прогнозам Фонда ООН в области народонаселения, к 2030 г. русских останется вдвое меньше. Прогноз, что русских будет не более 194 тысяч человек. Во многом это происходит по экономическим причинам, не политическим – не из-за репрессий в адрес русского населения, а потому что страна переживает не лучшие времена, из страны уезжают не только русские, но и сами киргизы. Сейчас население Киргизии чуть больше 4 млн. человек.
Статус русского языка. В 1989 г. в Киргизии был принят единственный государственный язык, киргизский. Русский, как в подавляющем большинстве бывших республик СССР, был признан языком межнационального общения. Если поговорить с людьми, которые проживали в этот период, они говорят, что это их испугала киргизификация страны, что они никогда не могли подумать, прожив в Киргизии всю жизнь, что русские не будут востребованы в стране, что им придется говорить ко-киргизски. Но если почитать воспоминания разных людей, которые до сих пор живут в Киргизии, они приводят примеры, что некоторые их знакомые стали отказываться говорить с ними по-русски.
Тем не менее, на мой взгляд, Киргизия все равно остается одной из самых толерантных стран на постсоветском пространстве и это касается, в частности, и русского языка. Тем не менее, в 2010 г. была принята новая конституция и ст.10 говорила о том, что русский язык становится официальным. Это значит, что если вы обращаетесь в органы госвласти, ваше обращение может быть и на русском языке и ответ вы получите на русском.
Интересно, что по-русски в Киргизии сейчас говорит больше половины населения – это данные 2013 г. - 52,6%, тогда как 4 года назад, по переписи 2009 г. о своем владении русским языком заявили 48%, то есть, процентное соотношение людей, говорящих по-русски, увеличилось, - этого мы не видели ни в одной из стран постсоветского пространства.
Одна из причин этого – люди уезжают из-за неблагоприятной экономической ситуации в Россию, где говорят по-русски. На 2012 г. – около миллиарда долларов в Киргизию поступило из России – это 16% ВВП страны. В южных частых страны, где традиционно хуже владели русским языком, а сейчас и вообще, как говорят, там можно долго искать человека, который говорит по-русски, растет спрос на курсы русского языка.
Про образование. Русский язык сейчас преобладает в сфере образования, как школьного - 65% школьников учатся по русски, а в высшем образовании 90% студентов защищают дипломы по-русски. Со второй половины 90-х гг. большинство учащихся по-русски детей не являются этнически русскими. Это значит, что уйгуры, корейцы, киргизы, граждане Киргизии, учатся по-русски. Количество школ, где обучают на русском языке, тоже растет - в 2002 г. было 143 школы, в 2012 г. - 203 школы, увеличение почти в полтора раза. 9% от общего числа школ республики – полностью русскоязычные школы.
В Киргизии огромное количество общественных объединений и организаций. По данным руководителя Владимирского общества Станислава Епифанцева, в настоящее время официально зарегистрированы 44 объединения российских соотечественников.
Сейчас мы свяжемся по телефону с руководителем одной из таких организаций, Александром Ивановым, председателем русского объединенного союза соотечественников в Кыргызстане, редактор портала «Руск.Кг.Ру». Александр, расскажите про вашу организацию – чем вы занимаетесь? Вы помогаете людям уехать из сраны?
А.ИВАНОВ: нет, у нас два направления. Первое и основное - чтобы помочь русским и русскоязычным, тем, кто находится здесь, в Киргизии, для того, чтобы не забыть культуру, в первую очередь и с тем, чтобы создать коммуникативную площадку между собой. Потому что, к сожалению, за последнее время общение стало очень скудным, и мы помогаем адаптироваться в тех условиях - языково и культурно.
Н.АСАДОВА: А почему общение стало скудным? По цифрам растет количество русскоязычных школ, - почему есть эта проблема в стране?
А.ИВАНОВ: Потому что сами миграционные процессы идут хаотично, если раньше даже в городе жило достаточно большое количество владеющих русским языком, то сейчас становится намного меньше. Так получается, что большая часть родственников, близких друзей тоже покинули пределы республики и люди остаются в языковой среде, но уже нет того общения, которое всегда было в Киргизии, где люди приветливы и общительны.
Н.АСАДОВА: Программой переселения, которая действует в России, многие ваши знакомые воспользовались?
А.ИВАНОВ: Да, очень многие.
Н.АСАДОВА: В какие города России в основном едут?
А.ИВАНОВ: В основном – Липецк. Калининград, Новосибирск.
Н.АСАДОВА: Какие российские правительственные организации вам помогают? Я знаю, существует «Русский мир», «Россотрудничество» - они вам помогают в культурных программах?
А.ИВАНОВ: Помогают. К сожалению, сейчас направления переформатировались, мы акцент больше делаем на самостоятельное плавание.
Н.АСАДОВА: А как переформатировались, как было раньше и как сейчас?
А.ИВАНОВ: Мы изначально не были сторонниками проведения исключительно культурных мероприятий, что называется, песен и плясок. Мы ставим акцент на то , чтобы создавать условия для возможности существования таких организаций, как наша, но, к сожалению, этого в последнее время нет, и проведение нечастых, но объемных и затратных конференций, к сожалению, пользы не приносит.
Н.АСАДОВА: А что приносит пользу?
А.ИВАНОВ: Если бы была возможность содействовать социализации самой - организации - чтобы были офисы, техника, как это делают усиленно американские фонды здесь, чтобы была возможность развиваться - я уже не говорю про минимальные расходы на минимальный штат, условно хотя бы 3 человека.
Н.АСАДОВА: То есть, они вам не дают денег. А денег на что, какие мероприятия вы считаете полезными для сохранения русского языка и русской общины в Киргизии?
А.ИВАНОВ: В первую очередь нужно открывать больше центров русского языка и поддерживать сохранившийся костяк учителей русского языка. Сейчас. Особенно в глубинках и уже и в Чуйской области, остаются педагоги не носители русского языка. То есть, русский преподают киргизы - к сожалению, уровень их преподавания очень низкий.
Н.АСАДОВА: У вас действует Киргизско-Российский Славянский университет, говорят, что там высокого качества преподавание.
А.ИВАНОВ: Нет, уровень образования упал в Славянском университете, при в ем уважении к этому первому старейшему университету, которому скоро будет 20 лет. Колоссальный отток высококвалифицированных педагогов.
Н.АСАДОВА: Они уезжают в Россию?
А.ИВАНОВ: Да. Потому что там есть еще проблема - педагоги-россияне не могут наравне с гражданами Киргизии получать зарплату, там идут особые налоги, к ним относятся как к иностранцам. Эту проблему который год руководство пытается решить, но никак не может. И естественно, идет отток – лучше преподавать где-нибудь в Белгороде, чем в Славянском университете. Поэтому отток колоссальный. Конечно, с одной стороны радует, что студентов славянских национальностей меньше – в плане того, что,… но и огорчает - русские туда уже не могут попасть.
Н.АСАДОВА: Случаются факты дискриминации на улицах?
А.ИВАНОВ: Бытовой национализм был всегда, но в последнее время мы мониторим ситуацию и наблюдаем тенденцию к увеличению – больше людей стали одергивать по знанию или незнанию языка, указывая на то, что живешь в Киргизии – говори по-киргизски. И когда идет любой бытовой конфликт, то конечно, когда у человека нет аргументов, сразу припоминают национальность – это есть. Любые случаи, которые мы слышим, хотя мы их сильно не берем в расчет, потому что они бытовые - ну, случилось ДТП, если это русский и киргиз, то на каком-то уровне обязательно заденут национальные чувства друг друга, это происходит с двух сторон.
Н.АСАДОВА: Мы знаем, что в Киргизии несколько десятков общественных русских объединений, и я слышала, что они все занимаются любыми программами, только не политическими, что есть некий статус-кво между русскими в Киргизии: мы не лезем в политику, а вы нас не трогаете, - есть такое? Ваша организация никаких политических задач не ставит?
А.ИВАНОВ: Есть такой момент провокации, поскольку мы все общественные объединения. Изначально общественные организации не могут заниматься политикой. Если бы это была политическая партия, это другой разговор. Но политические партии на национальной основе у нас создаваться не могут.
С другой стороны, наша организация достаточно политически активная. Мы не отстраняемся от политических процессов, которые происходят в республике, стараемся максимально реагировать на все, что затрагивает наши интересы просто как граждан Киргизии. Мы реагируем и участвуем и в конституционных реформах, которые нас происходят постоянно, и на уровне законодательных инициатив, и участия в парламентских выборах – выдвигаем своих кандидатов. Но поскольку этот процесс уже идет через политические партии, конечно, мы стараемся по возможности участвовать в работе политических партий.
Н.АСАДОВА: Как вы относитесь к идее присоединения Киргизии к Таможенному союзу с Россией?
А.ИВАНОВ: Очень положительно. Я считаю, что при всех описываемых минусах, которые приводят некоторые политологи и экономисты, считаю, что это единственный путь выхода из экономического коллапса в стране и дальнейшие перспективы в Евразийский союз, - мне кажется, другого пути у республики нет для того, чтобы сохранить страну и развивать экономику.
Н.АСАДОВА: Спасибо вам, Александр, за участие в нашем эфире. Мы сейчас прерываемся на новости и рекламу и вернемся в студию.
НОВОСТИ
Н.АСАДОВА: Продолжаем программу. Поднимем такой вопрос, как кадровая политика в Киргизии после независимости. Это очень интересный вопрос, потому что первый президент Киргизии Акаев так нарочито подчеркивал, что Киргизия это страна для всех национальностей и даже зарезервировал место премьер-министра для русского и русский человек тогда возглавлял правительство. Надо сказать, что эта традиция сохранилась и при Курманбеке Бакиеве, но сейчас это уже не так. Сейчас в правительстве Киргизии есть несколько русских, и в парламенте есть 7 этнических русских. С человеком, который сейчас работает в парламенте Бишкеке, Любовью Викторовной Ардаминой, мы сейчас поговорим – она зам.председателя Бишкекского парламента. По нашей информации, недавно, 10 июня, президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, отменил готовящиеся парламентом поправки в закон о языке, который должен был ввести штрафы для госчиновников за незнание киргизского языка. И есть тенденция перевести на киргизский язык всех госслужащих - вас эта тенденция пугает, или вы считаете, что эта мера своевременная и нормальная?
Л.АРДАМИНА: Дело в том, что сейчас много приезжих в Бишкеке из регионов, и они не знают русского языка. И поэтому я считаю, что действительно, чиновник должен уметь говорить на киргизском языке, но в то же время и русских много, которые не говорят на киргизском, поэтому двуязычие это нормально.
Н.АСАДОВА: То есть, вас не смущают попытки парламента протащить эти поправки?
Л.АРДАМИНА: Конечно, тут есть и перебор, - не помню, в какой статье Конституции речь идет о депутатах парламента, а депутаты выбираются не по языку, а по моральным качествам. Я тоже на выборной должности, меня избрали сначала депутатом в городской парламент, а потом зампредседателя, и это тоже были выборы. Сессии у нас ведутся на киргизском и русском языках, кому на каком языке удобно говорить. Но сейчас есть депутаты, которые плохо владеют русским, им удобнее говорить на киргизском. Каждый должен говорить на том языке, на котором ему удобно. Я говорю на русском, и русскоязычным предоставляется синхронный перевод.
Н.АСАДОВА: По вашим ощущениям, русский язык постепенно исчезает в стране?
Л.АРДАМИНА: Есть такое ощущение, особенно в регионах. В феврале того года я ездила по регионам, по бизнесу, и в южных регионах, в небольших городах, русский язык не знают – мне трудно было общаться, там вообще русских нет. Поэтому, конечно, люди разговаривают на киргизском, но какого-то недоброжелательного отношения к себе я не заметила.
Н.АСАДОВА: Но в Киргизии большое количество школ на русском языке – это не помогает населению с изучением русского?
Л.АРДАМИНА: У нас есть школы на русском языке обучения, а есть на киргизском – все зависит от родителей и желания ребенка, в какой школе будет ребенок обучаться. Но на юге – там русских нет, и там школы, где преподается киргизский – там просто нет преподавателей по русскому.
Н.АСАДОВА: Я знаю, что вы пришли в органы госвласти из бизнеса, вы остаетесь успешным предпринимателем в Киргизии?
Л.АРДАМИНА: В общем, все считают, что так.
Н.АСАДОВА: Ваш бизнес связан с легкой промышленностью?
Л.АРДАМИНА: У меня трикотажное производство.
Н.АСАДОВА: Как русскому бизнесмену в Киргизии, комфортно, вы не чувствуете дискриминации?
Л.АРДАМИНА: Знаете, у нас есть преимущество в том, что мы должны изучать законы и работать по закону. У нас нет никаких связей ни в налоговых службах, ни в каких других структурах. Потому что русских меньшинство, около 10% осталось, - в налоговой службе, в милиции я не видела русских, или русскоязычных других национальностей. В общем-то, нас мало осталось, поэтому связей у нас нет. Если у других есть возможность договориться – есть родственники, которые в полиции работают, в налоговой инспекции. Но это чревато – при смене власти все связи рушатся, и бизнесмен, который работал по связям, не полностью платил налоги, просто подвергается опасности. А поскольку мы работаем по закону и стараемся все соблюдать, то нам что та власть, что эта – налоги нужны любой власти, поэтому мы стараемся работать по закону. И я считаю, что это наше преимущество.
Н.АСАДОВА: То есть, можно работать по закону и быть успешным предпринимателем?
Л.АРДАМИНА: Нужно просто не лениться. Изучать законы, не жалеть денег на юридические консультации. Мне, как предпринимателю, и таких единомышленников у меня много, - мне приятнее заплатить за юридическую консультацию, чем дать взятку. Например, если была налоговая проверка, они мне насчитали миллион штрафа, хотели напугать такой суммой – я даже не стала встречаться с проверяющим. Нас обслуживается аудиторская компания, аудиторы все исследовали и опротестовали в более высоком органе. Конечно, налоговая не ожидала такого поворота. В общем, мы все оплатили по закону, и ничего больше с нас не смогли взять. То есть, можно бороться за свои права, просто нужно не лениться. Но это относится к любым предпринимателям, независимо от национальности. Мы не чувствуем никакого ущемления своих прав - я этого не чувствую, другие предприниматели тоже. Лишь бы революции не было и стабильность была в стране.
Н.АСАДОВА: Спасибо вам за участие в передаче. И еще один гость - Станислав Епифанцев, член Всемирного координационного совета российских соотечественников, депутат Бишкекского городского совета, коллега Любови Ардаминой. Хотела бы поговорить, в каких отраслях бизнеса русские представлены в Киргизии? Я знаю, что у вас есть ассоциация «Гильдия соотечественников», все говорят, что она успешно действует, объединяя 150 компаний разного уровня. Расскажите, как себя чувствуют русские бизнесмены в Киргизии?
С.ЕПИФАНЦЕВ: Действительно, такая существует в Киргизии, не помню, чтобы в других странах существовали подобные объединения - эта Ассоциация была образована в 2010 г., после известных событий, на тот момент появилась инициативная группа предпринимателей, русских бизнесменов, они сели и стали задумываться о том, как жить дальше. И в 2010 г. было инициировано создание такого объединения, на тот момент около 70 компаний вошло в структуру Ассоциации, и на сегодня она состоит из 12 гильдий по различным направлениям и отраслям экономики. Конечно, в Киргизии, если по российским меркам, у нас нет крупного бизнеса, тем не менее, уже более ста компаний входят в Ассоциацию.
Н.АСАДОВА: Какие это отрасли?
С.ЕПИФАНЦЕВ: Горнодобывающие, строительство, торговля, различные услуги, туризм, наука, образование, культура, рестораторство, полиграфия, - самые разные направления.
Н.АСАДОВА: Основные проблемы, с которыми сталкиваются русские предприниматели?
С.ЕПИФАНЦЕВ: Конечно, есть проблемы, с которыми сталкиваются все, независимо от национальности, но я бы отметил такие моменты - русские очень пассивно относились к участию в политических процессах и в общественных в Киргизии, и очень мало подобных различных русскоязычных представителей на различных уровнях и получалось, что некому было представлять наши интересы и лоббировать, в том числе, в экономике. Но в прошлом году мы такую попытку сделали, участвовали в местных выборах по всей стране и на сегодня мы имеем депутатов местного уровня.
Н.АСАДОВА: А в парламенте семь этнически русских депутатов? Но партии не существует, которая представляет интересы русской общины?
С.ЕПИФАНЦЕВ: На протяжении многих лет звучали различные варианты того, как мы должны строить своею работу, как должны выглядеть процессы консолидации. Кто-то говорил о том, что нужно создавать русскую партию, но я всегда считал, что это тупиковый путь. И то, к чему мы пришли и реализуем на сегодняшний момент, это, конечно же, объединение и консолидация с прогрессивными силами в стране, и такой площадкой несколько лет назад стала партия, в которой появились русские лидеры и определенные приоритеты – равенство возможностей, интернационализм, и именно это нам позволили быть успешными и на политической платформе.
Н.АСАДОВА: В ваших интересах присоединение Киргизии к Таможенному союзу? Вы выступаете за эту идею, или нет?
С.ЕПИФАНЦЕВ: если говорить об Ассоциации, мы приветствуем вхождение Киргизии в Таможенный союз, и в принципе за интеграционное процессы на постсоветском пространстве. Конечно, если говорить об интересах Киргизии, а большинство из нас являются гражданами страны, то конечно, здесь стоит обсуждать условия этих интеграционных проектов, участия в этих проектах. А то, что они должны происходить – несомненно.
Н.АСАДОВА: Спасибо вам большое. Затронем еще две темы – русскоязычные СМИ и РПЦ в Киргизии. Немножко цифр - печатные СМИ на русском языке несколько лет назад составляли до 65% от общего количества издаваемых в Киргизии газет. Но сегодня эта доля уменьшается, и количество прессы и литературы на киргизском языке увеличивается с каждым днем. Тем не менее, до сих пор входят такие газеты, как «Комсомольская правда»№, «МК-Азия», «АиФ», «Российская газета» и киргизские газеты на русском «Вечерний Бишкек», «Слово Киргызстана» - это все находит свою аудиторию. Есть популярные русскоязычные сайты - «Кабар», «24.кг». А на связи у нас Катарина Радзиховская, журналист. Хотела вас спросить - есть русскоязычное онлайн издания и есть киргизские - что предпочитают люди - читать новости на русском языке, или на киргизском?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: На самом деле не газеты, не новостные сайты, а интернет-форумы.
Н.АСАДОВА: На каком языке?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Информация поступает на русском языке, а потом по ней уже делаются телевизионные сюжеты, статьи в газетах и новости на сайтах. Народная журналистика.
Н.АСАДОВА: Во многих постсоветских республиках, ныне независимых государствах, мне многие журналисты жаловались, что знание русского языка ухудшается и трудно найти журналистов, которые бы хорошо и грамотно писали по-русски. У вас есть такая проблема?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Да, это проблема – не только ухудшается, многие студенты не говорят по-русски вообще. Они приезжают из сел, говорят на киргизском, учатся, сдают экзамены на киргизском, но им это не мешает.
Н.АСАДОВА: Но у вас большое количество вузов, где обучают на русском языке.
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Да, но это зависит не только от каждого конкретно говорить на русском - кто-то из журналистов был убит, кто-то эмигрировал, - пропала школа журналистики, которая держала высокий уровень Современные журналисты по большей части умеют только копировать тексты, с них и спросить-то нечего.
Н.АСАДОВА: А как вы решаете эту проблему? Может, у вас хорошие редакторы? Редактор может вытянуть любого слабого журналиста.
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Вытягивают, стараются.
Н.АСАДОВА: Из России не приглашаете редакторов, которые могли бы работать в местных газетах?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Работают редакторами определенные люди, но школа исчезла - ее нет. Остались лишь несколько человек.
Н.АСАДОВА: И что делать в этой ситуации, когда исчезает русский язык?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Русский язык тихо исчезает.
Н.АСАДОВА: А литература?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: В смысле есть ли у нас авторы, которые пишут на русском?
Н.АСАДОВА: Нну да, мы знаем великих киргизских авторов, которые писали по-русски. Существуют ли сейчас популярные современные авторы, которые печатаются по-русски?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Я печатаюсь по-русски.
Н.АСАДОВА: А еще кто-нибудь? Все знают только Чингиза Айтматова.
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Киргизы пишут на киргизском. И кстати, у нас происходит не так, как в Казахстане, где, например, если фильм снят на казахском, то он дублируется на русский, у нас он идет на киргизском. Иногда делается небольшая миксовочка - у нас есть несколько веселых шоу, где говорят на русском и киргизском одновременно. Но качество хуже.
Н.АСАДОВА: как выглядит у вас телевидение? Я знаю, что вы может смотреть федеральные российские каналы.
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Мы можем смотреть первый канал, «24-й новостной», ТНТ в полном объеме почему-то и «Культуру».
Н.АСАДОВА: Есть у вас какая-то политика в этой области – если какая-то передача не нравится киргизскому руководству, то программу снимают? Такое случается?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Конечно, случается. Когда у нас была вторая революция по Бакиеву, новостные сюжеты о погромах можно было посмотреть только по интернету.
Н.АСАДОВА: Тогда еще вопрос – по поводу РПЦ – как она представлена, большой ли приход?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Абсолютно не представлена. У нее есть здесь политический вес – то есть, когда надо с кем-то объединиться. То говорят – у нас традиционные ислам и православие. А все остальные конфессии мы отодвигаем. На деле, конечно, РПЦ - это минимальное количество прихожан. В Бишкеке два храма, самая большая из христианских конфессий у нас это баптисты, причем они абсолютно интернациональны. Они дают возможность соблюдать праздники киргизские, культуру, поэтому прекрасно себя чувствуют. А РПЦ замкнута, плюс некорректно себя ведет по отношению к журналистам. У нас на Пасху был инцидент - пришел фотокорреспондент делать снимки, от него потребовали, чтобы он взял благословение, а он стал снимать без этого благословения, и тогда на него налетели казаки. Потом был случай, когда глава пресс=службы РПЦ позвонила в одну из наших НКО, кстати, российских, потребовала, чтобы руководитель НКО пришел на конференцию и сделал доклад «Роль государства в становлении идеологии, он понял, почему это он должен делать, - он не православный, а атеист. Потом позвонили еще в одну контору, сказали – приведите нам группу на наше мероприятие. В общем, они ведут себя так, как будто находятся в российской Коломне, а тут все-таки целая страна.
Н.АСАДОВА: А количество людей, которые ходят в церковь увеличивается. Или уменьшается?
Е.РАДЗИХОВСКАЯ: Православный приход уменьшается – потому что такое отношение.
Н.АСАДОВА: Спасибо вам большое. На этом мы заканчиваем передачу, а все оставшиеся вопросы мы зададим в следующий вторник послу Киргизии в России. Всего доброго.
Tags: киргизия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments